rem235 (rem235) wrote,
rem235
rem235

Categories:

Ковидная больница и ее обитатели

У меня первым заболел младший сын в конце июля в форме легкого ОРВИ. 1 августа заболела жена, 3 августа у нее взяли мазок ПЦР тест на COVID-19, 7 августа по телефону сообщили положительный результат ПЦР теста жене. 8 августа я почувствовал слабость и просто не смог встать утром с постели, в тот же день у меня взяли мазок как у контактного лица. Температуры у меня не было, была только слабость, утрата вкуса и обоняния.

14 августа я почувствовал себя хуже и поехал в КТ центр с женой и детьми, в очереди провели два часа, по результатам у жены все хорошо, у меня полисегментарная двусторонняя пневмония с поражением 25% лёгких, и направление в ковидную больницу, так как сатурация ниже 95.
Отвез жену с детьми домой, купил продуктов на неделю домой, две шоколадки себе и поехал как оказалось на 25 дней лечиться в российскую ковидную больницу.



Рафаил, Слава и Ринат
В больнице встретили медики-космонавты, взяли кровь, сделали кардиограмму и определили в палату. В палате у окна сидел дедушка 74 лет с библейским именем Рафаил, что не мешало ему быть правоверным мусульманином татарской национальности. Неожиданно из-под кучи тряпок раздался голос: "Привет, меня зовут Слава. Есть молоко?" Говоривший походил на Горлума из экранизации "Властелина колец" и весил визуально килограмм 30. Разум редко гостил в голове у Славы: он стонал ночь напролет, перекрывая жжужание кислородного аппарата, отказывался от еды, сталкивал языком вбок кислородную маску и всеми силами спешил навстречу смерти в свои 29 лет. COVID-19 сожрал Славин мозг и сделать с этим ничего было нельзя, в российской ковидной больнице наркотики и успокоительные только для пациентов реанимаций. Слава умер днем в один из немногих периодов просветления посередине чтения молитвы "Отче наш", слова которой ему подсказывал новый сосед по палате мусульманин Ринат.

У Рината в 39 лет был ВИЧ, гепатит С, ВИЧ положительная жена, двое здоровых детей, налаженный бизнес по производству/оптовой продаже банных веников и вера в Аллаха. В отделение он заехал с коронавирусной пневмонией 60% поражения легких по КТ и отрицательным мазком на COVID-19. Ринат всегда был готов помочь окружающим и даже последний стакан воды Славе подал именно он. Через две недели Ринату стало хуже, его отвезли в реанимацию и больше я его не видел. Надеюсь Аллах помог Ринату выбраться из реанимации, выздороветь и вернуться домой к жене и детям. Хотя объективно шансов у Рината было мало: ни один из десятка мужчин уехавших при мне в реанимацию не вернулся в обычную палату. Из пяти женщин вернулись в обычную палату две, из десяти мужчин - ни одного.

Рафаил перед выпиской рассказал свою историю заражения COVID-19. Его, его жену и еще 200 односельчан заразила их соседка по татарской деревне на мусульманских похоронах. У соседки был подтвержденный ПЦР тестом COVID-19, но как истинная ковид диссидентка, она без маски пошла на похороны. На соседку Рафаила завели уголовное дело, она отказывалась лечиться, и в день выписки Рафаила ему сообщили, что соседку с температурой 40 градусов в бессознательном состоянии увезли в районную инфекционку, где она в 33 года умерла, оставив сиротами двух малолетних детей.

Диман
На освободившееся место Рафаила заехал Диман с отрицательным мазком на COVID-19, кровохарканием и коронавирусной пневмонией по КТ с поражением 35% легких. Диман в 27 лет, только что отсидел 8 лет за разбой и вымогательство. Если объяснять проще Диман со старшими участниками банды работал черным коллектором в микрофинансовой организации и применял для выбивания денег из несчастных должников методы из 90-х, как-то полиэтиленовый пакет на голову, утюг на живот и прочие меры физического насилия. Димана приняли полицейские с телефоном одной из жертв. Диман предпочёл сесть один и не сдал двух других коллекторов. Но судьба их сложилась печально, бандиты залегли на дно в глухой деревне в Костромской области, местные жители заложили их ментам и после полуторачасового боя два бандита были ликвидированы как террористическая ячейка Исламского государства (официальная причина). Реально два пьяных бандоса с Сайгой не захотели сдаться сразу и пару раз выстрелили в сторону полицейских, чем обеспечили себе быстрый и печальный финал.

Диман таскал водку по веревочной дороге через окно, пил ее в одно лицо (Ринат не пил алкоголь по религиозным соображениям, я по идеологическим), курил в общем душе/ванной и пытался познакомиться со всеми молодыми девушками без маскхалатов в пределах красной зоны, которых было ровно две. Давление Димана было стабильно 170 на 110 и не сбивалось надолго никакими препаратами. Через две недели его с тем же давлением 170 на 110, положительной динамикой КТ и без кровохаркания выписали долечиваться домой. Причина, по которой Димана отправили домой, в гримасах стандартов оплаты лечения коронавирусной пневмонии по ОМС (обязательному медицинскому страхованию). При отрицательном мазке на ковид и коронавирусной пневмонии по КТ российское государство выделяет денег максимум на две недели лечения в стационаре, тогда как при положительном мазке на COVID-19 денег по ОМС хватает уже на 45 дней лечения в стационаре. Если пациенту стало хуже и он уехал в реанимацию, то там уже совсем другие сроки лечения коронавирусной пневмонии в стационаре вне зависимости есть положительный мазок на COVID-19 или нет.

Виталик
Место покойного Славы никто не занимал, хотя оно было самым лучшим в палате: с собственной розеткой над койкой. Новый обитатель появился скоро. Виталику было 36, последнюю неделю он возил тещу с сердечным заболеванием по больницам, Виталика забеспокоили почки и он сразу поехал в больницу, так как проблема с почками была хронической. В больнице ему сделали УЗИ почек и КТ грудной клетки: с почками все было неплохо, а на КТ оказались явные признаки коронавирусной пневмонии с поражением 20% легких и Виталика на скорой переправили в нашу ковидную больницу. У тещи Виталика также обнаружили COVID-19 и достаточно быстро отправили в реанимацию соседней ковидной больницы. Тест ПЦР пришел положительный и Виталику и теще и жене Виталика. На следующий день Виталику привезли рабочий ноутбук и он стал работать. Виталик сам охарактеризовал себя как сеньор программист b2b приложений для мобильных устройств Apple. Каждое утро Виталик вставал в 6 утра, умывался и начинал работать с перерывами на еду, полуторачасовой сон в обед и работал до 23 часов. Каждый день из тех 18, что Виталик провел в больнице, он работал, чтобы не происходило вокруг: писал код, проверял работу членов команды, участвовал в бесчисленных брифингах и интервью по зуму. Примерно 14 часов работы каждый день.
От работы Виталика не удавалось оторвать даже ради прогулки по больничному коридору. Выписка при положительном ПЦР тесте из ковидной больницы проходит через обсервацию, но можно отказаться поехать в обсерватор и поехать домой в самоизоляцию, что Виталик и сделал, тем более у его жены также был COVID-19. Теща Виталика смогла вернуться из реанимации в обычную ковидную палату.

Веня
После Димана в палату заехал Веня. Вене было 53 года, он 20 лет отработал под землей в метрострое и вышел на пенсию по вредности. Последствия вредной работы подарили Вене два инфаркта, диабет, ХОБЛ и искусственный сустав в правой ноге. У Вени было 75% поражения легких и сразу после его заезда в палату привезли кислородный аппарат. Отечественный кислородный аппарат собирается из китайских комплектующих и при работе издает звуки как маленький взлетающий вертолет с периодическим буханием, работает аппарат 24/7. Веня выглядел внешне неважно: серый цвет лица, трофические язвы на обеих ногах с аккуратной перевязкой, всё пузо в синяках от постоянных уколов инсулином, что не мешало ему шутить по поводу себя и окружающих, отвешивать комплименты медсестрам. Более жизнелюбивого человека невозможно себе даже представить. Мазок ПЦР на COVID-19 был у Вени отрицательный, и как он сам объяснял температуры не было, просто слабость была в пятницу, думал отлежаться на выходных, в понедельник пошел к участковому врачу (пешком), та измерила сатурацию и сразу вызвала скорую. Скорая не приехала, оператор отзвонился, что скорая будет примерно через 5 часов, Веня пошел сам домой, позвонил дочери и та на машине довезла его до больницы. С поражением 75% легких и клубком сопутствующих заболеваний Веня мог помереть в любой момент своего пешего трипа от дома до больницы и обратно. «Повезло», говорил Веня: «мне всегда везет», и объяснял свое бесконечное жизнелюбие гремучей смесью татарской и башкирской крови.

Веня был дважды женат, первая жена ушла к другому, но Веня сохранил с ней отличные отношения, по его собственному выражению: «Даже в баню могу вместе сходить», вторая жена умерла от рака в 37 лет. Ныне Веня жил с мамой, но не был обделен вниманием женского пола и даже молоденькие медсестры проникались к Вене необъяснимой симпатией. Первые дни в больнице прошли для Вени очень тяжело, ночью галлюцинации, без кислорода сатурация 80, два раза внезапно резко падал сахар без обычных симптомов и он чуть не уходил в «гипу» (гипогликемическую кому). COVID-19 – ласковый убийца: человек не чувствует ни кислородной недостаточности, ни резкого падения уровня сахара в крови. Оба раза Веню спасали всей палатой: при наступлении «гипы» диабетику нужно дать скушать быстрые углеводы.

Веню выписали через две недели, как любого другого больного коронавирусной пневмонией с отрицательным тестом на COVID-19. Врач сказал, что 75% поражения легких осталось, но есть просветы, без кислорода сатурация не падала 2-3 часа. В ночь перед выпиской у Вени случилась третья «гипа» также без всяких симптомов. Ехать Вене домой было смертельно опасно, но отечественная система ОМС не оставила ему выбора, при отрицательном тесте на COVID-19 две недели в стационаре – это максимум. Я предлагал Вене бороться, но при всем своем жизнелюбии, громогласности и способности заполнить собой любое пространство Веня был человеком большой личной скромности, который не может и не будет ругаться и отстаивать свои права в битве с системой, а принимает с улыбкой все тяготы и заботы, что отвела ему судьба.

Вусал
На место Рината заехал Вусал, азербайджанец 36 лет, с поражением 35% легких и положительным тестом на COVID-19. Вместе с Вусалом заболел его тесть, но на счастье Вусала тестя поместили этажом ниже и рулить строительной фирмой, парой автомоек и автосервисом тестю пришлось самостоятельно, а Вусал смог спокойно лечиться. В один из дней санитары принесли пакет с передачей, к которой было приложено детское письмо на азербайджанском языке. Дети писали папе, что несколько дней не могут до него дозвониться и просили как-то выйти на связь. Письмо было без фамилии и адреса по всей видимости для какого-то из пациентов реанимации. Реанимация для мужчин – это почти всегда билет в один конец, Вусал читал детское письмо и плакал навзрыд. Адресата письма и передачи найти не удалось. Вусал был большим оптимистом и рвался домой к жене и двум маленьким детям, которые по счастью не заразились COVID-19. На момент моей выписки Вусал оставался в больнице.
Tags: коронавирус, коронавирус общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments